3DГАУК «ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ТЕАТР КУКОЛ «АИСТЕНОК» г. Иркутск, ул. Байкальская, д. 32 (3952) 25-19-64, 50-59-80
Касса работает: с 10 до 14 и с 15 до 18 час. Суббота, воскресенье – с 10 до 16 час. Выходной – понедельник

Касса: (3952) 25-19-64

Автоинформатор: (3952) 50-59-80

Ветеран труда и сцены Елена Болотова – о кукольном театре

Актриса первого состава

Ветеран труда и сцены Елена Болотова – о кукольном театре

Восточно-Сибирская правда от 29.09.2015

Автор: Алёна КОРК

Елена Болотова – не только ветеран труда. Она обладатель почётного, хотя нигде и документально не фиксируемого звания «ветеран сцены». В 1948 году Болотова пришла в Иркутский кукольный театр и проработала в нём всю жизнь – без специального образования, но с огромной любовью к профессии. Мы встретились с Еленой Константиновной, чтобы поговорить о выступлениях в госпиталях перед ранеными, о первых трудных годах становления кукольного театра в Иркутске, о гастролях по Иркутской области и Забайкалью и о трудолюбии как основе человеческой жизни.

Спектакли перед ранеными в Первой Ленинской

История жизни любого человека уходит корнями в детство. И иногда уже с ранних лет мы определяемся с делом всей жизни. Как это произошло с Леночкой Болотовой – в 12 лет, в 1939 году, она пришла в кружок кукольного театра при Дворце пионеров и занималась здесь аж до 1948 года. Кукол дети сами делали, художник расписывал. Потом Елена Болотова научилась шить костюмы, и это умение осталось с ней на всю жизнь.

– Во время войны мы ездили в госпитали, выступали перед ранеными. Нас целая группа была: танцор из балетной студии Дворца пионеров, актриса из Драмы читала стихи, ну а мы показывали кукольный спектакль. Это было в здании нынешней 72-й школы, тогда она называлась Первая Ленинская. Раненые собирались в большом красивом зале, кто мог – приходил сам, кто не мог – тех привозили в колясках, приносили на носилках. Мы готовились, ширму ставили, и начинался наш спектакль. У нас в числе других был спектакль «Живые плакаты». Выходил высокий молодой человек с винтовкой со штыком, выносили большой глобус и выводили куклу Гитлера со словами: «Будет драться вся Европа». А я играла Геббельса и отвечала: «Будет драться вся Европа, отвечали два холопа. И пустились вербовать многочисленную знать». Потом я выводила половину бельгийца на костылях. Это был такой больше политический, сатирический спектакль на злобу дня.

После войны Елена Болотова попала в ателье мод № 2 на улице Урицкого. Оно было организовано в 1946 году, требовались ученики.

– А я тогда работала во Дворце пионеров. В 16 лет получила паспорт, и меня устроили работать счетоводом. Я ходила в банк, получала карточки, деньги, ответственная была работа. Можете себе представить – 31 декабря, вечер, я, семнадцатилетняя, иду по городу и в моём портфеле 30 тысяч рублей. Темно уже, люди по домам спешат, а я с такими деньжищами спешу в Госбанк на Ленина. С должности счетовода меня отпускать не хотели, но очень хотелось в ателье, нравилась мне работа руками, шить всегда нравилось. И я пришла в ателье со словами: «Дайте мне справку, что я буду учиться». Только тогда меня освободили от работы во Дворце пионеров. А в ателье я училась шить мужское пальто. На все курсы уже опоздала, только пальто предложили. Ученики получали тогда по 150 рублей, это хорошие деньги были, для сравнения – хлеб 20 копеек стоил. И комиссия настолько высоко оценила мою работу, что предложила дать мне сразу восьмой разряд. А пожилой закройщик сказал: «Нет, мы ей дадим шестой разряд, чтобы она не загордилась. А платить будем по восьмому». Так и сделали. Потом ещё учеников дали, за них тоже платили.

В ателье Болотова проработала до 1948 года. И продолжала ходить в любимый кукольный кружок. В иркутском кукольном театре, открытом в 1935 году, тогда работала режиссёр Марья Семёновна Хамкалова. И как-то она услышала радио­постановку «Кошкин дом», где Елена Болотова исполняла одну из ролей. Девушку пригласили на прослушивание и приняли в труппу театра.

– А из ателье-то меня никто не отпускал! Вызывают меня к директору, у него в кабинете я вижу Марью Семёновну и её мужа, он служил администратором. И меня спрашивают: «Какую работу выбираешь? Мы тебя можем в Москву отправить учиться на закройщика. Или всё-таки пойдёшь в театр?» Конечно, я выбрала театр. Я ведь им с детства болела. Я в Драме в войну все спектакли посмотрела.

По три месяца на гастролях

Так Елена Болотова оказалась в штате иркутского театра кукол. История театрального Иркутска знает немало примеров, когда люди без специального образования блистали на сцене и даже получали звания народных артистов – например, Николай Хохолков и Владимир Яковлев в Иркутском музыкальном театре. Вот и у Елены Болотовой не было специального театрального образования. Но театр – это такая сфера, учиться в которой можно всю жизнь. Учиться у коллег, прежде всего. И, конечно, у зрителей.

Своего здания у театра не было, актёры ютились в крыле гостиницы «Ангара». На четвёртом этаже в люксовой четырёхместной комнате и кроили, и шили, и репетировали. А сдавали спектакли на разных площадках – в филармонии, Дворце пионеров. Худсовет мог принять спектакль, а мог не принять.

– Я пришла в театр, когда тут работал самый первый состав – актёры Кузнецов, Карпова, Усольцева, Почекунин… Актёров мало было, и я среди них – самая молодая. Помню, как мы гоголевскую «Майскую ночь» ставили, это был один из первых моих спектаклей. Я играла одну из утопленниц и парубка. Композитор заставлял нас петь на украинском языке. Потом мы ставили «Аленький цветочек», мне доверили две роли – Капу, старшую дочь, и Кикимору.

С поступлением в театр для Елены Болотовой наступила череда длинных многодневных гастролей по Иркутской области и Забайкалью.

– Сколько мы ездили, если б вы знали! Выезжаем, например, в Читу. В Чите отыграем, а потом по одной из железнодорожных веток, затем по второй. Как-то по одной ветке мы ездили месяц и доехали почти до Владивостока. Приезжаем в воинскую часть и играем в 6 часов спектакль. После спектакля – танцы, баянист играет, зрители танцуют. А мы располагались в клубе на ночлег, спали кто на столе, кто под столом, кто на лавке, кто под лавкой. Утром дают машину, поехали дальше. 84-й разъезд, 74-й разъезд… И так до Кяхты. Месяц по одной ветке, месяц по второй, с половины августа до ноября.

По Иркутской области – садимся и едем до Тайшета. Мы все станции знали, какая за какой следует. По полтора-два месяца жили в гостиницах деревянных. В ноябре заезжали в Черемхово, где играли целый месяц. Там столько шахт было, народу полно, посёлки шахтёрские, детей много. Как сейчас помню – билет на спектакль стоил 30 копеек.

– Сколько всего спектаклей сыграли, помните?

– Много. А во время гастролей в общей сложности вокруг земли мы объехали трижды. Это записано в истории театра. И ведь как ездили? Порой в открытой машине, в мороз. В Заларях было 40–45 градусов мороза. Едем в Троицк, а это ещё 30 километров от Заларей. Приехали, но, конечно, ознобились. А там же спиртовой завод, нам приносят поллитровую банку спирта. Развели, хлебнули, отогрелись, отыграли спектакль.

Около 20 лет труппа кукольного театра играла одним составом, новых артистов не брали. Все очень сроднились, сдружились, стали единой семьёй, как это часто бывает в театрах.

Постепенно труппа разрасталась, появлялись новые актёры. Кстати, начиная с 1935 года театр несколько раз менял своё название. В 1935 году он носил название «Восточно-Сибирский театр кукол и марионеток», в 1936 – областной театр кукол «Красный петрушка», в 1939 году – Первый и Второй областной передвижные театры кукол, в 1946 году – Иркутский областной театр кукол. Произошло и радостное событие – театру, наконец, выделили своё здание. Бывший кинотеатр «Мир» у выхода из Центрального парка культуры и отдыха превратился в театр. В этом же году, открыв после реконструкции стационар, театр получил имя «Аистёнок». В соответствующий театру вид здание приводили всем миром:

– Я этот театр строила так же, как и все. Мне дали чёрной краски, и я красила подвал. Отравилась, угорела. Но вот до чего я любила свой театр и до чего хотела здесь работать.

Плетение на коклюшках, или учиться никогда не поздно

С мужем, Михаилом Васильевичем Рытиковым, знакомство произошло тоже в театре, где он служил заведующим музыкальной частью.

– Мы всегда вместе были, на все гастроли ездили, прожили более 50 лет, он в 2004 году ушёл из жизни. Он был инвалидом войны, у него не было одной ноги. Дочь наша, Татьяна, тоже родилась на гастролях, в Черемхове. Тогда больничный беременным давали всего на месяц. И дирекция говорит мне: «Вы должны ввести за себя актрису». И я в Иркутск не могла уехать. И вот в ноябре мы спектакль отыграли, и в 3 часа ночи боли начались. Я бужу подружку – просила её проводить меня до трёхчасовой ночной электрички. Но та вызвала скорую, меня увезли в Черемховскую больницу. И в 6 утра я родила дочку. Сейчас у меня два внука, и правнучка в первый класс пошла.

В 1969 году Елена Болотова получила звание «Заслуженная артистка России»:

– Мы тогда были в Тулуне, телеграмма пришла. Это был восторг! Позже дали звание «Ветеран труда». И у меня даже есть медаль «За первую пятилетку после войны».

– Что для вас значат эти звания – «Ветеран труда» и «Ветеран сцены»? Последнее негласно нигде не фиксируется, но всё равно очень почётно.

– Для меня театр был всем. Я 25 лет кукол шила, костюмы делала. Как я жила? У нас была однокомнатная квартира. На плите в кухне кастрюли стоят, обед варится. Тут же я крою, шью костюмы. А перед лицом лежит роль. Вот так я ухитрялась жить и работать.

Но всё же в 1989 году Елене Болотовой из театра пришлось уйти. Всё когда-нибудь заканчивается. Но как человек активный, деятельный, она начала плотнее заниматься рукоделием. И даже пошла учиться плетению на коклюшках:

– Я чего только не делала всю жизнь – и шила, и вязала. Крестом любила вышивать. Когда был дефицит, нитки мы добывали любыми путями. А ещё я всегда любила узоры на стёклах от морозов, копировала их. Видите эту шаль? Она сплетена на коклюшках, настоящее вологодское кружево. Я специально пошла в «Оникс» и прошла этот курс. У меня есть шарф красивый, два жилета. А нынче я взялась плести шляпу сестре двоюродной. Она в этой шляпе поехала отдыхать, к ней подошли две девушки: «У вас такая красивая шляпа, можно мы в ней сфотографируемся?» Я много всегда вязала, плела и раздаривала – воротники, салфетки.

– Труд насколько важен для человека, на ваш взгляд?

– Я настолько трудолюбивый человек, что не могу без работы. Я шить, кроить, лепить, красить могу, да всё, что угодно могу делать. Меня так природа наградила, не могу без дела. Правнучке вот воротнички надо наплести для школы. Я только трудом живу. Трудом я, видно, и сохранилась.

Коллеги по театральному цеху об одной из первых актрис Иркутского театра кукол:

Тамара Гуринович, актриса: «Я работала с Еленой Болотовой с 1976 года вплоть до её ухода на пенсию. Она потрясающий актёр-кукловод: так, как она водила куклу, у нас не водил никто! В её руках и верховые, и тростевые куклы были словно живые. Она первой освоила марионетку, тогда как никто из нас ещё не знал, что это такое. Причём освоила самостоятельно и в совершенстве, её номер с лошадкой Каштанкой до сих пор ещё вспоминает старшее поколение зрителей. Мы её тоже не забываем, звоним, приглашаем в театр, и я сама частенько её навещаю».

Любовь Леви, актриса, заслуженная артистка России: «Когда я в 1973 году пришла работать в театр, Елена Константинова по возрасту годилась мне в матери, между нами было более 20 лет разницы. Но я практически не почувствовала этого. Она всегда приветливо встречала молодёжь, была с нею в хороших отношениях: мы учились у неё, с восхищением наблюдали за мастерством и всё впитывали. Елена Константиновна – трудоголик в лучшем смысле этого слова. Если у неё что-то не получалось, могла повторять сотни раз, пока не отработает до совершенства. А ещё в ней есть такое редкое человеческое качество, как «неосуждение». В работе всякое бывает, порой и конфликты, но она всегда старалась, как бы человек ни поступил, найти ему оправдание. Порой вспылишь и в сердцах скажешь про кого-нибудь: ах, она такая-сякая! А Елена Константиновна всегда мягко ответит: «Ну, может, у неё что-то случилось, может, плохо себя чувствовала, может, в семье что…». Вот такой удивительной доброты человек, и поэтому я её очень-очень люблю».

Анатолий Попов, актёр, заслуженный артист России: «Я знаю Елену Константиновну с 1981 года, могу сказать, что она очень тёплый, весёлый, дружелюбный человек. Но в профессии была необычайно строга, в первую очередь строга к себе, но и к партнёрам тоже. Не любила никакой отсебятины на сцене, даже обижалась, если в её фрагментах кто-то делал что-то не так. Всегда была верным апологетом режиссёрской трактовки, стремилась сохранить каждый спектакль в первозданном виде, ценила точность подачи реплик и выверенность действий».

Источник: http://www.vsp.ru/social/2015/09/29/557802

29.09.2015 14:46
1369

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...