3DГАУК «ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ТЕАТР КУКОЛ «АИСТЕНОК» г. Иркутск, ул. Байкальская, д. 32 (3952) 25-19-64, 50-59-80
Касса работает: с 10 до 14 и с 15 до 18 час. Суббота, воскресенье – с 10 до 16 час. Выходной – понедельник

Касса: (3952) 25-19-64

Автоинформатор: (3952) 50-59-80

Юрий Уткин: Я — счастливый человек

Публикация в газете «Байкальские вести» от 11 апреля 2017 года

Юрий Уткин: Я — счастливый человек

Наверное, не каждый может о себе так откровенно сказать. И я ему верю, потому что он убеждает. Не словами, а своими спектаклями. Это «Сказки с небесного чердака», которые удостоены девяти дипломов по пяти номинациям на V Региональном фестивале в Железногорске в 2010 году, а на следующий год — в двух номинациях на фестивале театров кукол в Сербии. А еще «Очень маленькие небылицы для очень больших зрителей», «Пристань алых грез», «Живая душа», «Стрелец», «Маленький воин Эхирит — сын Байкала» и многие-многие другие, завоевавшие премии и награды на многочисленных фестивалях.

С ним всегда интересно

Беседа с главным режиссером Иркутского областного театра кукол «Аистенок» Юрием Анатольевичем Уткиным проходит в его небольшом, уютном кабинете. Повод — его день рождения, и не просто, а юбилей, пятьдесят лет. В 2005 году он пришел в этот театр, и репертуар «Аистенка» начал обновляться и пополняться. Появились спектакли не только для маленьких, но и те, что адресованы взрослым зрителям, старшим школьникам, появились большие, условно говоря, «полотна», спектакли формата фестивалей, где присутствует и национальный колорит, этника, тонкое художественное решение, современный язык, новый стиль, поиск и даже авангард. Стали частыми приглашения и поездки на различные театральные фестивали, где спектакли «Аистенка» завоевывают престижные награды и места. Одним словом, театр вступил в новый период развития.

Юрий Анатольевич — большой выдумщик, не боящийся эксперимента, стремящийся к новым ярким формам, которые не подменяют содержания, не являются самоцелью, а отражают иные пути, стилистику, театральный язык. Он идет в ногу со временем и находит с ним общий язык, в какой-то мере он романтик и поэт в душе, человек очень талантливый. А кроме того, педагог, выпустивший в Иркутском театральном училище актерский курс. Словом, это режиссер, с которым актерам всегда интересно.

Найти свой путь

— Вот я сказала столько о вас положительного, а есть хоть что-то, с чем вы в самом себе не согласны, что вас в себе не устраивает?

— Да, я ежедневно борюсь с собой, потому что знаю — я далеко не совершенен, и у меня есть много определенных недостатков. Я понимаю, что не совсем сам для себя хорош. На лаврах я не почиваю. Можно и нужно развиваться, работать над собой постоянно, создавая и в себе, и вокруг определенный мир, среду, атмосферу.

Для меня самая больная тема — это время, потому что его всегда не хватало на то, чтобы научиться правильно им распорядиться. А главное — понять, зачем тебе это время дано. Кому-то дано совсем немного, например пять лет жизни. Кому-то свыше ста, каждому отмерено свое. Научиться управлять этим временем — главная задача. Ведь иной раз благодаря этому отмеренному тебе отрезку ты только успеваешь понять, кто ты есть на самом деле, зачем ты есть и что ты можешь сделать в этой жизни. А если ты сможешь гармонично все это освоить, применить, распределить — тогда это здорово. Вот этого всего порой мне не хватает.

— Конечно, найти свою дорогу в жизни, чтобы «пропеть свою собственную песню», это важно, ведь многие уходят из жизни, так и не найдя себя в ней, не найдя своего предназначения?

— Да, найти себя, свой путь, импульс движения своей жизни, куда он направлен, чем человек наполняется — это исключительно важно, но вот надо понять, каков объем твоей жизни, ведь кто-то экономит свой огонь, а кто-то спалит его за час, как поется в песне.

Необходимо понять и рассчитать объем твоей личной энергетики, ведь, по большому счету, что бы мы ни делали, как бы мы ни жили, все мы обмениваемся энергией. Необходимо знать, насколько твой огонь нужен этому пространству. Эти вопросы мне не дают покоя. И я понимаю, что я во многом негармоничен. Надеюсь, у меня еще достаточно времени разобраться в этом, «наладить мосты».

Молодость и зрелость

— А какой период вашей творческой жизни вы вспоминаете как самый яркий?

— На самом деле, в каждый период жизни, работы и творчества возникают свои яркие, запоминающиеся моменты. Один из значительных периодов, наверное, был тогда, когда я начинал заниматься искусством, шел к нему. Тогда я «поглощал» невероятно много книг, и не только о театре, приобретал записи спектаклей, кино, много читал о живописи. Еще не было компьютеров и возможности так просто увидеть тот или иной выдающийся фильм, драматический спектакль, балет. Информация не была доступна, как сейчас. По крохам все собирали, переписывали.

Это было еще в Узбекистане в 90-е годы. У меня тогда был небольшой частный театрик, и ко мне приходили студийцы, я с ними занимался. Рядом со мной были коллеги, тоже тогда мало знавшие о профессии, но мы были молодые, жаждущие знаний, рвущиеся к ним, имеющие желание все узнать. Мы все тогда только учились. Я поступил в Санкт-Петербургскую академию театрального искусства, и мы всё жадно впитывали, вбирали. Жажда знаний была огромной, шел период наполнения. Я упивался тем, что имел возможность смотреть спектакли в разных питерских театрах, наслаждался культурой города, архитектурой, музеями, концертами, его атмосферой.

Когда я окончил институт и приехал работать в Братск, меня просто распирало от энергии. Мы могли работать сутками, ночью сделать прогон спектакля, потом другой, то есть была необыкновенная одержимость профессией, драйв, жажда работы. Больше ничего не интересовало, только работа. Энергии было через край. Было желание и люди, которые шли в ногу с тобой, говорили на одном языке, понимали, поддерживали. Я сейчас вспоминаю и говорю не только о работе в Братске, но и про ту студийность, которая была в Узбекистане. Вообще студийность как явление — это феномен. Она возникает в период единомышления, когда ты дышишь, думаешь, живешь как единый организм, когда все хотят делать одно общее дело, но это длится не так долго.

С годами дух новизны, эксперимента, молодости, полета души несколько меняется. Проходит определенный срок, и я не хочу сказать, что этот дух умирает, но просто затем начинается другой период, и удовольствие получаешь от иного потому, что появляются опыт, знания, мастерство. Все это естественно. Мне сейчас не нужно тратить столько энергии, чтобы чего-то добиться, мне уже хочется тратиться на то, чтобы быть более точным в чем-то другом, поэтому я ставлю сейчас не так много спектаклей. По молодости ставил больше, но теперь важны глубокие смыслы, мудрость. Хотя это может быть тот же «Колобок» или «Гадкий утенок». И я опять наслаждаюсь, но уже другими смыслами.

Наступило другое качество удовольствий. На многие вещи смотришь иными глазами. Всему свое время. Сейчас я на рубеже от молодости к зрелости. Надеюсь, что какой-то период поработаю и снова качество режиссуры поменяется. Но в любом случае это большое счастье — заниматься делом, которое любишь. Я пришел в театр только потому, что мне было интересно заниматься театром, и я занимаюсь им до сих пор. Я счастливый человек.

На зияющих высотах

— А если руководство просит одного, а вам хочется другого…

— Нет, мне везет. Совпадают устремления. Я работаю с людьми, которые тоже любят это дело. У меня было не так много директоров, но с теми, с кем работал, мне везло. Понятно, что есть компромиссы внутри коллектива и у директора Андрея Николаевича Калиниченко есть свои задачи — как в это сложное время обеспечить кассу, зрителя собрать, жить и зарабатывать деньги, ведь за ним стоит коллектив. А моя задача — чтобы в это непростое время не опускать планку, не идти на поводу у плохого вкуса, а, наоборот, подтягивать зрителя в высоту. Это значит, не только веселить и развлекать, но и создавать серьезные спектакли. Но есть взаимное понимание, единый интерес — работать на благо театра.

Меня только удручает мысль, что, судя по незначительному вниманию, которое театру многие годы уделяет руководство города, области, современный детский театр с новыми возможностями как будто не особенно нужен Иркутску. Вы посмотрите, в каких условиях мы работаем, какая теснота, на головах друг у друга. Кроме сцены, у нас больше нет других помещений, где можно репетировать. В преддверии новогодней кампании мы просто не можем принимать зрителей, мы вынуждены закрывать театр, так как негде вести репетиции и готовить новый спектакль. А так хочется много сказать, сделать для детей, есть огромное число идей, проектов, которые просто переполняют нас. Мы вынуждены были «подключить» наше небольшое фойе и устроить в нем театр-шатер для самых маленьких.

Я вспоминаю театры кукол в Омске, Новосибирске, Екатеринбурге. Это просто мечта, а не здания! Такая красота, такие технологии, все на высочайшем уровне! Нам такое только снится. Мы даже музей не можем организовать — негде, а история у театра большая, и материалы собраны богатейшие. Но развернуть и рассказать об этом детворе, увы, не получается.

— У кого-то может появиться идея помочь «Аистенку»…

— Может, кто-то захочет не просто помочь, а память о себе оставить. Как приятно, что в свое время Борис Говорин оставил о себе память, отреставрировав драматический театр, люди это помнят, на века это останется. И даже не важно, сильно он любил или не очень театральное искусство, главное — человек это сделал, сказал свое слово. И я тешу себя надеждой, что кто-то из руководства, предпринимателей вдруг захочет так же память оставить, сделать для города, для детей такой подарок. Были же до революции богатые меценаты, которые сделали для культуры Иркутска много добрых дел.

Но пока готовых помочь не видно. И мы должны находить в себе чувство оптимизма и служить народу, служить детям, как ни пафосно это звучит. Исходить из того, что есть. Жаль, конечно, что иркутские девчонки и мальчишки обделены детским театром, который бы по своим техническим параметрам соответствовал XXI веку…

«Мы — народ позитивный»

— Приходится пока ждать и относиться к ситуации с пониманием, терпением и юмором, без него вообще в нашей жизни не прожить.

— Чувство юмора и спасает, так что живем надеждой, что этот вопрос когда-нибудь сдвинется с мертвой точки. Мы, со своей стороны, как творческий коллектив, делаем все что можем. Например, в сентябре прошлого года мы были в Екатеринбурге на очень престижном международном фестивале театров кукол «Петрушка Великий» с нашим спектаклем «Живая душа». Фестиваль известный и авторитетный, было много российских и зарубежных театров, очень жесткие требования к участникам. Но наш спектакль «Живая душа» заинтересовал отборочную комиссию, и в результате мы стали лауреатами в номинации «Лучший спектакль для детей».

Так что мы народ позитивный, иначе бы в театре кукол не работали, потому что материальных благ каких-то, к которым люди стремятся, не имеем, денег больших тоже. Здесь можно работать, только любя свое дело, поэтому, как говаривал один умный человек: «Делай что должно, и будь что будет».

Беседовала Лора Тирон, «Байкальские вести».

Фото пресс-службы Иркутского театра кукол

«Аистенок» и Марины Свининой

Источник: http://baikvesti.ru/new/yury_utkin__i_am_a_happy_man

14.04.2017 13:54
540

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...