3DГАУК «ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ТЕАТР КУКОЛ «АИСТЕНОК» г. Иркутск, ул. Байкальская, д. 32 (3952) 25-19-64, 50-59-80
Касса работает: с 10 до 14 и с 15 до 18 час. Суббота, воскресенье – с 10 до 16 час. Выходной – понедельник

Касса: (3952) 25-19-64

Автоинформатор: (3952) 50-59-80

Портрет на фоне «Аистенка»

Портрет на фоне «Аистенка»

К юбилею Андрея Калиниченко, директора областного театра кукол

— И ведь тогда учителям не платили за то, что свое свободное время они проводили не в кругу семьи, а с учениками. У меня тоже была такая учительница.

— Сейчас это все потерялось. Мы, думая о том, что театр — это все-таки искусство, создаем свой художественный мир. Режиссер по-своему подходит к материалу, он через какую-то историю пытается рассказать зрителю что-то намного выше, чем то, что написано, вскрыть какие-то пласты. Понять это может только взрослый и помочь потом ребенку эти зашифрованные смыслы открыть. Значит, насколько сам учитель должен быть чуток, грамотен художественно, чтобы рассказать все это детям.

— Поделиться с ними своими размышлениями…

— Ну конечно, а дети бы рассказали ему о своих ощущениях. Сомневаюсь, что так происходит после увиденных классами спектаклей. Тем не менее мы — театр открытый, мы готовы на любые встречи, обсуждения, размышления, даже советы со стороны. Если бы кому-то это было надо...

— И все же в вашем театре всегда стараются найти новые формы работы, вы всегда в поиске…

— Наверное, здесь главный толкатель — главный режиссер театра Юрий Уткин. Мы понимаем, что театр — это не только пришел, посмотрел и ушел, он может трансформироваться, может играться в разных местах. Здесь только нужно знать, какая задача стоит и чего мы хотим добиться. Одно время мы заметили, что родители ведут к нам детей ну совсем маленьких. Мы подумали, какую бы придумать форму спектакля, чтобы они не напугались. Сделать это в большом зале, где сидят 170 человек, сложно. А давайте перейдем на более малое помещение и малое количество зрителей, например, где сидят 20 человек! Здесь и комфортнее, и восприятие иное, ближе к маме. Так появились спектакли для семейного просмотра.

Потом опять пришла идея — дети приходят разные, например страдающие болезнью Дауна. А не привезти ли их, не поговорить ли с ними — и сделали такой спектакль, который близок и понятен этой категории детей — с определенными физическими особенностями. Следом родилась идея спектакля «Калиф-аист», который адресован незрячим детям. Этот спектакль объединяет в себе человеческую направленность, и там есть еще интересная творческая штука — существование в пространстве, где используются звук, свет и даже запах. И артисты живут в этих предлагаемых обстоятельствах, верят им и пробуют «вести» туда детей. Это и для актеров хорошая школа, и для зрителей что-то новое, неординарное.

Единственная проблема — это особенность нашего здания. Каждый год 5 декабря мы для зрителей закрываем театр, перестаем играть в субботу и воскресенье, и мое любимое министерство культуры начинает спрашивать, почему мы не играем, в чем дело. А нам нужно делать новогодний спектакль, а у меня одна площадка, другой нет, и мы закрываем театр и репетируем на сцене. На сегодняшний день наш «Аистенок» — это наш дом, и он интересен. Важно, чтобы он не рассыпался, сохранялся.


Каждый год 5 декабря мы для зрителей закрываем театр, перестаем играть в субботу и воскресенье, и мое любимое министерство культуры начинает спрашивать, почему мы не играем, в чем дело. А нам нужно делать новогодний спектакль, а у меня одна площадка, другой нет, и мы закрываем театр и репетируем на сцене… Мы сотрудничаем с очень ярким композитором из Братска Андреем Бырк. Своего не можем себе позволить. У нас и главного художника нет, поэтому приходится приглашать.


— Я думаю, что вы настолько сейчас скреплены, что вас разорвать невозможно. Вместе столько прожито-пройдено… Театр востребован, вас приглашают на фестивали, в России у вас сложилась определенная репутация и доброе имя. Вы много ездите. И мне кажется, что можно говорить о своеобразном бренде, который вы создали, — театре «Аистенок», которым можно гордиться.

— Да, в России о нас знают. Последний недавний фестиваль в Рязани показал, и критика была единодушна, что наш театр один из интересных и любопытных. Очень тепло принимали наш спектакль «Живая душа» по сказкам Николая Лескова. Говорили о хорошем ансамбле, о сплоченности коллектива. Большинство всех призов со всех фестивалей — актерские: за ансамбль, за лучшие роли, за режиссуру, т. е. все время подчеркивается актерская составляющая. Дважды получал призы композитор, а мы сотрудничаем с очень ярким композитором из Братска Андреем Бырк. Своего не можем себе позволить. У нас и главного художника нет, поэтому приходится приглашать.

— А вы можете вспомнить самый ценный совет, который вы в жизни получали?

— Много ценных мыслей и знаний в свое время мне дал Людвиг Григорьевич Устинов: о доброте в своем доме, об отношении к актерам, что их надо любить, понимать. В театре ведь своя специфика, и просто развешиванием грозных приказов, если кто-то провинился, дело не исправишь.

У меня был друг, который не так давно скоропостижно скончался, — Юра Гусев, он был директором Братского театра кукол. Этот человек был живым примером того, каким надо быть директором и как руководить. «Никогда не делай скороспелых шагов, — говорил он, — не принимай сиюминутных решений в пылу гнева. Все должно быть пережито, передумано. А время чуть пройдет и само подскажет решение». И я действительно стал в последние годы другим, более уравновешенным, несколько иначе смотрю на многие вещи. И всем говорю: «Не спешите, не торопитесь, посмотрите на проблему с другой стороны, поищите варианты решений».


Главное правило, чтобы театр был интересен зрителю, как это ни грубо и банально звучит — в нем надо пахать, не щадя ни времени, ни сил. Другой формулы не существует. Вот так и у меня, так живу до сих пор, «и иного счастья мне не надо», — как поется в одной песне. Чтобы театр жил, чтобы работал, чтобы мы были востребованы, чтобы актеры получали зарплату, чтобы спектакли создавались… надо работать.


— «Торопитесь не спеша», — как говорил Юрий Олеша… Получается, что поговорили, в основном, о театре, а про вас почти ничего.

— Так мы об этом и договаривались! Я рассматриваю свою жизнь только через свой театр, иначе не получается. Лет двадцать мне было, когда я в него пришел, и вот дожил в нем до 60-летия, просто не верится. Жизнь моя только с ним и связана. Помню, как вызвали и сказали: «Надо возглавить театр». Надо — значит надо, раньше не очень-то поспоришь. А ведь я молодой был, неопытный, но жизнь да добрые люди научили, а их в моей жизни было немало.

Главное правило, чтобы театр был интересен зрителю, как это ни грубо и банально звучит, — в нем надо пахать, не щадя ни времени, не сил. Другой формулы не существует. Вот так и у меня, так живу до сих пор, «и иного счастья мне не надо», — как поется в одной песне. Чтобы театр жил, чтобы работал, чтобы мы были востребованы, чтобы актеры получали зарплату, чтобы спектакли создавались… надо работать.

— У вас два сына…

— Да. Младший работает в компьютерной фирме, а старший в нашем театре машинист сцены. Скромный, немногословный, такой же, как я был в молодости. Когда мы были в Рязани на фестивале, на небольшом вечере, который мне таки устроили ребята на мой юбилей, он сказал о «потерянном детстве», когда мы с супругой все время были в разъездах, а они у бабушки. «Я, — говорит, — тогда обижался, не понимал, а сейчас очень хорошо понимаю, что такое театр». И действительно, бывало, в течение года мы шесть месяцев находились на гастролях по области. У нас же не было своей базы, вынуждены были ездить.

— На колесах полжизни….

— Когда у меня первый ребенок родился, я был на гастролях в Якутии. Прилетел на каком-то транспортном самолете, сразу из аэропорта побежал в роддом и там узнал, что у меня — сын. А теперь вот двое внуков подрастают…

Беседовала Лора Тирон, «Байкальские вести».

Фото Яны Ушаковой

Источник:

http://baikvesti.ru/new/portrait_on_the_background_of__the_stork_

04.11.2015 10:59
1283

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...